ИД "Мой компьютер"   "Игроград"   "Реальность фантастики"   Ассамблея "Портал"
Сделать стартовой   

 
Домашняя страница
Расширенный поиск
E-mail

 

N 16 (447)




МОЙ КОМПЬЮТЕР




  Новости:

 
МК
Украина
Игры
Интернет
Железо
Софт
Пресс-релизы

  Статьи:

 
Уголок читателя
Прочее
Имеющий уши
Программирование
Интернет
Железо
Софт
Игры


 
КОНКУРСЫ



Правила конкурсов

Конкурс "АВЧ"

Рейтинг победителей


ОПРОС

Вы посещаете нас:
первый раз
1-2 раза в месяц
1-2 раза в неделю
1-2 раза в день
более 2-х раз в день Что привело Вас к нам?
поиск информации
интерес к статьям
интерес к новостям
любопытство
реклама
другое








?????????? ?????????????-??????? ??????


www.geodata.org.ua















Argumentum ad ignorantiam!

 

статьи
Прочее



 

На правах рекламы  
Прочее  
Репортаж  
Юмор  




    Прочее


Поэзия и проза флибустьерской жизни

Евгений ЛОДАТКО
N 25 (352) 17.06.2005


Чтобы понять, почему сейчас на рынке программного обеспечения «ми маємо те, що маємо» и почему пользователь предпочитает нелицензионные программы лицензионным, следует обратиться к истории, которая уводит нас в события двадцатилетней давности. Ибо, как утверждают философы, «Кто хочет понять настоящее, тот без знания прошлого его никогда не поймет».

История обретения отечественного IT-менталитета*

Итак, ровно 20 лет назад в государство под названием СССР была завезена первая партия японского чуда для обеспечения компьютерной грамотности школьников и будущих учителей информатики — Yamaha 1. Этот ПК, централизовано закупленный союзным Министерством просвещения, содержал встроенный MSX Basic, комплектовался несколькими дискетами 3,5" и одним общим дисководом на десяток-другой машин.

В стандартной поставке операционной системы не было, как не было и программного обеспечения. Каждый желающий или страждущий должен был писать для себя программы сам или просить это сделать кого-то более искушенного.

Год спустя линейка персональных компьютеров Yamaha была дополнена второй моделью и расширена английским братцем Sinclair, которого роднил с японцами процессор Zilog 80. Операционная система MS DOS для этой японо-английской семейки не заставила себя ждать и многие пользователи вдруг стали узнавать, что программы могут существовать не только в виде Basic-инструкций, но и в виде объектного кода, готового для исполнения компьютером. И чудо не задержалось — публике, влюбившейся в Yamaha, явились и электронные таблицы VisiCalc, и система управления базами данных DBase (версии III–IV), и иные полезные вещи. Понятно, что вопросы лицензирования программного обеспечения в стране под названием СССР не возникали, ибо они возникнуть не могли в принципе.

Некоторое время спустя на бескрайних просторах великой страны стали появляться американские творения IBM. Победное шествие началось с пышной презентации в Москве (если мне не изменяет память — в Институте стали и сплавов) представителями этой фирмы двух моделей: продвинутой PC AT и «концептуальной модели будущего» PC 286. От последней московская публика была в восторге, что предопределило успех IBM PC на долгие годы.

Персональные компьютеры ряда PC XT/AT из пользовательского программного обеспечения имели в наличии операционную MS DOS, какой-нибудь незатейливый текстовый редактор, компилятор или транслятор Basic, а позже — Pascal... это, пожалуй, все. Портирование на платформу MS DOS & Intel электронных таблиц, написанного А. Пажитновым «Тетриса» и других уже существовавших программ было еще впереди. Откровенно бешеные цены на персональные компьютеры IBM PC делали их предметом суперроскоши, который для индивидуального пользователя был недостижим. Естественно, ни о каком пиратстве в это время речь не шла, поскольку статус предмета возможного воровства — компьютерной программы — законодательно не был определен.

Накопившаяся денежная масса и разрешенный коммунистической властью курс на информатизацию процессов стимулировали фирмы и предприятия к покупке персональных компьютеров, которые должны были эксплуатироваться — на них должны были исполняться нужные программы. Естественно, эти программы где-то нужно было брать…

Какой выход был найден владельцами компьютеров, догадаться нетрудно. К этому подталкивала законодательная ситуация, которая не предполагала внесения изменений в части регулирования правоотношений на рынке программных продуктов. Эти изменения появились в законодательстве значительно позже.

Естественно, раз Законом не было оговорено, что представляет собой компьютерная программа, то фирмам и предприятиям чужие программы можно было не покупать, а «заимствовать» без боязни пользоваться ими, а претензии собственников авторских прав (если таковые объявятся) не принимать. Так мы прожили почти семь лет. Поскольку к «хорошему» человек привыкает быстро, то ему хочется, чтобы это «хорошее» было вечным.

Заметное падение цен на компьютеры IBM в 1992–93 гг., вызванное появлением на украинском рынке новых моделей (PC 286/87, PC 386/87), сделало их почти доступными для наиболее нетерпеливых пользователей. Граждане Украины начали приватную компьютеризацию и масштабы пиратства стали возрастать. Покупать персональный компьютер домой лишь для того, чтобы программировать на Basic или Pascal, могли позволить себе немногие сумасшедшие. Большая часть заинтересованных граждан делала покупки в расчете на то, что сможет пользоваться появляющимися прикладными программами, способными облегчить работу с текстом, массивами числовых данных и т.п.

Особняком выделялась платформа Apple, для которой (начиная с модели Lisa) уже был реализован пользовательский WIMP-интерфейс ( windows, icons, mice, pointers — окна, пиктограммы или иконки, мышь, указатели), осуществлена поддержка папок и длинных имен файлов, а также разработано прикладное программное обеспечение, очень напоминающее сегодняшние офисные программы. Но очень высокая цена машин на платформе Apple (которые продавались только вместе с программным обеспечением) препятствовала их широкому распространению, и нишу персональных компьютеров на просторах бывшей могучей державы заняла платформа MS DOS & Intel.

Так должно было случиться, поскольку отечественный пользователь желал покупать именно компьютер, а не компьютер вместе с какими-то программами. Практически все без исключения «компьютерные» работники фирм и предприятий были воспитаны на том, что программы кто-то должен давать или поставлять — но чтобы их покупать?! Редкие домашние пользователи думали аналогично.

Иначе говоря, маркетинговая политика фирмы Apple не имела ни малейшего шанса на успех у нашего, отечественного пользователя. Это фактически и определило направление развития отечественного IT-рынка, в том числе и программного обеспечения.

Скромные возможности платформы MS DOS & Intel первой половины 90-х годов были существенной преградой к тотальному проникновению компьютеров в массы и «с этим надо было что-то решать». Поскольку «свято место пусто не бывает», то его вовремя решила занять Microsoft со своей Windows 3.1 rus и текстовым редактором Word. И то, и другое сразу так понравилось отечественным пользователям, что они, не колеблясь, решили забыть милые сердцу Lexicon и другие на него похожие редакторы, начавшие было активно расползаться по IBM-совместимым компьютерам.

Понятно, что о покупке программного обеспечения речь не шла, поскольку рядовому пользователю незачем это было делать: знакомый знакомого работает на фирме, где есть Windows & Word & etc. и можно тихо заполучить вожделенный продукт по распространенной бартерной схеме «ты мне — я тебе».

В результате за непродолжительное время редкий соотечественник на своем домашнем компьютере не имел Windows & Word и иных программ, даже очень далеких от его интересов, но запасаемых «на всякий случай». На отечественном рынке программного обеспечения настало время реального колхозного коммунизма. Правда, в большую колхозную бочку меда стали все чаще попадать ложки дегтя в виде начавших входить в моду регистрационных ключей и иных неудобных вещей.

И тут на помощь отечественным пользователям пришли хакеры, неуемная энергия которых еще не имела сколько-нибудь заметного применения. Хакеры, уже обретшие анатомический опыт на телах многих программ, стали успешно препарировать интересующие пользователя программные продукты. За несколько лет титаническими усилиями хакерской братии было благополучно взломано практически все существующее тогда (и достойное внимания) программное обеспечение, благо уровень защиты того периода был еще «детским» и программы просто сами напрашивались на взлом.

Снижение цен на CD-приводы, пришедшееся на этот период, способствовало переходу последних из разряда экзотических девайсов в разряд повседневных. Но CD-ROM без носителя — бесполезное железо, поэтому CD-диски стали требоваться все в больших количествах. Как известно, «природа не терпит пустоты» и ее активно взялись заполнять болгарские умельцы, «закатывая» на оптические носители все, что уже было взломано и даже то, что только стояло в очереди на взлом.

Вязанки контрабандных «болванок» хлынули на территорию отечества и торговать ими взялись все желающие. Быстро поняв выгодность подобного «бизнеса», постсоветские умельцы сами оснастились оборудованием и стали активно вытеснять с пиратского рыка болгарских друзей.

А в это время в далекой и благополучной Америке… Microsoft была занята подготовкой к выпуску в свет «принципиально новой» операционной оболочки Windows 95, развернув беспрецедентную рекламную компанию. Рулевые Microsoft денег на PR не жалели, ибо знали по совсем свежему опыту продвижения Windows 3.0, что вложения окупятся с лихвой. Редмондские маркетологи подсчитывали будущие барыши, по наивности думая, что и постсоветский пользователь будет покупать их Windows по их цене.

Однако они, живущие в своем, совершенно ином мире, не пожелали хотя бы поверхностно изучить этого потенциального покупателя: его материальные возможности, его предпочтения, его остальные «особые» качества, доставшиеся по наследству от социалистического образа жизни. Microsoft тогда допустила такой стратегический просчет, который не удается исправить до сих пор.

В корне неправильная ценовая политика Microsoft для постсоветских пользователей (живущих в совершенно других ценовых масштабах, при полном отсутствии законодательной базы, регулирующей правоотношения в сфере распространения программного обеспечения, привыкших к тому, что «все вокруг колхозное, все вокруг мое») активно подстрекала армию отечественных пользователей к тем действиям, которым сейчас сама пытается противостоять. Как говорится, «что посеешь, то пожнешь»…

К встрече Windows 95, запланированной в России и Украине на сентябрь 1995 года, готовились все: и пользователи, и хакеры, и «бизнесмены». Все ждали, но каждый — своего. Пользователи — взломанных копий системы на лотках и витринах, хакеры — экземпляр системы для «препарирования», «бизнесмены» — запуска в производство новой серии пиратских дисков. И Microsoft оправдала всеобщие надежды: к концу года отечественный пиратский рынок получил в достаточном количестве русскую локализацию взломанного Windows 95! Осталось немного подождать, пока выйдет и будет взломан обещанный новый Office.

Как поступали приватные пользователи, понятно. Если кто думает, что фирмы, вдохновленные порывом законопослушности, озаботились мыслью о необходимости следовать действующим Законам Украины и пренебрегли дешевизной пиратского рынка, тот глубоко ошибается. Несколько долларов за пиратский CD, лежащие на одной чаше весов, почти всегда перевешивали нескольких сотен «лицензионных» долларов на другой.

В результате нелицензионным 95-м Windows, Office for Windows и прочим программным обеспечением стали оснащаться практически все отечественные пользователи. Не брезговали этим и государственные учреждения, и учебные заведения, и многие другие, покупающие 486-е и более продвинутые компьютеры. Среди широких масс стало эффективно формироваться убеждение, что пользоваться ворованным программным обеспечением не только можно, но и существенно дешевле.

Год 1996-й и несколько последующих только укрепляли в сознании подавляющего большинства пользователей, что 600–700 Мб программного обеспечения, свободно покупающееся за символическую цену у продавца пиратской продукции, — нормальное явление современной жизни. Вялые попытки производителей программного обеспечения уговорить наших соотечественников покупать лицензионные программы вызывали только улыбку. Ну, скажите, зачем платить сотню-две долларов за лицензионный Windows, чтобы получить те же «глюки», что и за два доллара, отданные за пиратскую копию?

Год 1998-й по развитию событий мало чем отличался от 95-го, разве что взломанный Windows 98 появился на лотошных раскладках чуть ли не в день его презентации в России. Не пришлось долго ждать и обновленных версий остального комплекта программ. Все уже было определено и отрегулировано: фирмы, занимавшиеся тиражированием пиратского софта, не стеснялись крупными буквами писать свои названия на CD-дисках, «солидные» продавцы — выпускать прайсы имеющего пиратского программного обеспечения со своими реквизитами и логотипами. Цены на CD-диски резко упали и торговля пошла еще бойчее.

Торгово-пиратский бизнес уже в открытую и с восторгом приветствовался широкими массами: отечественные пользователи окончательно укрепились в мысли, что комплект программ стоит именно столько, сколько просят продавцы за CD-диск. Правда, из этого ряда стали время от времени выпадать корпоративные пользователи, фирмы, которым «спрятаться» было уже невозможно в силу финансовой заметности, производители программного обеспечения, начавшие работать на зарубежный рынок.

Последний год уходящего века внес некоторое смятение в умы IT-пользователей — правда, ненадолго. Налоговые инспекции вдруг потребовали от фирм, организаций и учреждений заполнить отчеты об имеющейся компьютерной технике и используемом программном обеспечении. Бухгалтеры дружно взялись за дело и оказалось, что компьютеры на фирмах есть, но операционной системой Windows мало кто пользуется. При заполнении отчетности некоторые бухгалтеры даже сделали для себя открытие, неожиданно узнав, что компьютерные программы стоят денег. Но смятение прошло так же быстро, как и отчет, и все стало на привычные места.

Вскоре Microsoft начала проявлять настойчивость в своем желании продавать программы в Украине и стала требовать через власти США от наших государственных структур соблюдения Законов об авторских правах. И даже намерилась определить сроки: мол, кто не успел до конца 2001 года — тот опоздал и пусть тогда не обижается. Некоторые фирмы (с перепугу?) стали искать продавцов легального программного обеспечения, в частности, представляющих продукцию Microsoft.

И тут оказалось, что купить лицензионный Windows 98 достаточно проблематично. В основном был представлен более дорогой лицензионный Windows 2000, но он, как известно, не со всяким оборудованием и не со всякими программами станет работать. А куда девать сканеры, Win-модемы, сделанные под заказ программы? Наличие лицензий на «принципиально новую» Windows XP также мало кого утешало. И «непривлекательная» цена, и заявленная разработчиком несовместимость с ОС некоторых программ сделали свое дело.

Потом было продление срока конца света, попытки налоговой милиции в отдельно взятых местах учинить проверки на предмет легальности использования программного обеспечения. Из магазинов стали исчезать отделы с пиратскими дисками, сократилось число рыночных раскладок…

Но это уже не могло ничего изменить: менталитет отечественных потребителей программного обеспечения в результате каждодневных настойчивых усилий пиратской братии оказался сформированным в духе «одобрямса» интеллектуального воровства, игнорирования чужих имущественных и неимущественных прав, законодательного невмешательства. Ребенок вырос.

Что с ним делать дальше — поговорим в следующий раз.

*Примечание: IT-менталитет — специфический тип мышления, отражающий устойчивые привычки, нравы и формы поведения IT-пользователя.







Расширенный поиск 
 

О проекте  Рекламодателям  Карта сайта  Контакт  Обратная связь 

© ИД "Мой компьютер"®, 1998-2004
Купить деревообрабатывающий станок | Где купить бетон | Як купити квартиру від Києвом | Купити алюмінієвий профіль | return_links(); ?>